Рейтнг ПРАВО.ru 300
Поиск по каталогу
×
Новость
9 февраля 2018, 12:32

Особенности инвестиционных споров в сфере кинопроизводства

Вероника Русанова, старший юрист Адвокатского бюро «Бартолиус»

О них рассказала старший юрист Адвокатского бюро «Бартолиус» Вероника Русанова.

Суть спора

Инвестор частично финансировал проект, а продюсер обязался в установленные сроки закончить фильм и сериал, возвратить инвестору взнос и заключить лицензионные договоры на показ произведений в целях дальнейшего распределения прибыли между инвестором и продюсером. Продюсер свои обязательства не исполнил, и инвестор обратился в суд. Решение суда первой инстанции состоялось в пользу инвестора, последующие инстанции взыскали в его пользу только договорную неустойку за нарушение сроков создания произведений и заключения лицензионных договоров, в части требований о взыскании взноса и процентов, обязании продюсера исполнить обязательства в натуре было отказано. В споре пришлось разбираться ВС РФ, который удовлетворил все требования истца, кроме требований об обязании продюсера исполнить обязательства в натуре и об установлении астрента.

Мнение эксперта

Настоящее дело интересно тем, что это один из немногих споров в области инвестиционной деятельности в сфере кинопроизводства, в котором суды столкнулись с необходимостью толкования условий договора.

Во-первых, при толковании условий договора суд принял во внимание правовую природу заключенного договора. Пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 предлагает квалифицировать инвестиционные договоры в зависимости от прав и обязанностей сторон как договоры купли-продажи будущей вещи, подряда или простого товарищества. Однако заключенный сторонами спора договор не охватывался ни одним из предложенных вариантов. Основное отличие от договоров подряда и купли-продажи заключается в том, что по договору правообладателем исключительных прав на произведения становится продюсер, а не инвестор. Совместной деятельности стороны также не осуществляют: инвестор вносит взнос, а производство полностью осуществляет продюсер. Таким образом, получаем, что заключенный сторонами договор может быть квалифицирован только как иной непоименованный договор.

Из существующих правовых конструкций заключенный сторонами спора договор больше всего напоминает  договор займа (несмотря на то, что в договоре указано на иное), поскольку он содержит безусловную обязанность продюсера возвратить инвестору взнос при наступлении срока. Единственным отличием является способ установления размера процентов за пользование взносом: это не фиксированный процент, а процент доходов от реализации исключительных прав на произведения. В связи с этим невозможно согласиться с мнением судов апелляционной и кассационной инстанции по настоящему делу, что инвестор вправе требовать возврата взноса либо в случае поступления дохода от реализации прав на произведения (по условиям договора доход в первую очередь направляется на возврат взноса), либо при отказе инвестора от договора ввиду нарушения обязательств продюсером (такая опция предусмотрена договором), поскольку иное создает для инвестора «необоснованные преимущества и выгоды», так как он не несет предпринимательских рисков, связанных с успешностью проекта. Ввиду отсутствия в договоре фиксированного процента за пользование взносом, экономический смысл участия в проекте для инвестора как раз и состоит в получении процента от дохода, однако изложенное не влияет на безусловное обязательство продюсера по возврату взноса.

Во-вторых, судом по всей вероятности было учтено, что продюсер является профессионалом в соответствующей сфере, поэтому толкование должно осуществляться в пользу более слабой стороны - инвестора (п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16), а также поведение продюсера после заключения договора, свидетельствующее о его понимании спорных условий договора.

Резюмируя изложенное, при рассмотрении аналогичных споров по толкованию условий инвестиционного договора судам следует выявлять действительную волю сторон, которой они руководствовались при формулировании спорного условия, при этом необходимо принимать во внимание правовую природу заключенного договора, экономический смысл отношений сторон, статус и поведение сторон спора и т.д. 

И наконец, несмотря на то, что в рамках спора суд отказал в удовлетворении требований инвестора о понуждении продюсера исполнить обязательства по созданию произведений в натуре, поскольку они связаны с творческим трудом авторов произведения, такой вывод суда представляется дискуссионным. Ранее в правовом сообществе (Карапетов А. Можно ли принудить снять фильм в натуре? (Комментарий к одному интересному определению СКЭС ВС РФ)//Ссылка) уже обсуждался вопрос о возможности понуждения продюсера к исполнению обязательств по съемке фильма. Согласно разъяснениям, изложенным в п.23 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, кредитор не вправе требовать по суду исполнения в натуре обязательства, исполнение которого настолько связано с личностью должника, что его принудительное исполнение будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина. Вместе с тем, исходя из ст. 1257 ГК РФ творческий труд - это труд автора произведения, т.е. физического лица. При этом авторами фильма в силу п. 2 ст. 1263 ГК РФ признаются режиссер-постановщик, автор сценария и композитор. Продюсер к числу авторов законом не отнесен и выступает в качестве организатора создания фильма (п. 1 ст. 1240 ГК РФ, п. 19.1 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29). Таким образом, по своей правовой природе деятельность продюсера носит скорее организационный, а не творческий характер. С учетом изложенного, понуждение к исполнению в натуре обязательств по съемке фильма продюсера, являющегося юридическим лицом, чья деятельность не является по своей природе творческой, не противоречит вышеуказанным разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7.

С другой стороны, в ходе исполнения своей организационной функции продюсер привлекает к производству фильма его непосредственных авторов. Более того, в договоре с инвестором стороны обычно указывают при участии какого автора сценария, режиссера, композитора будет сниматься фильм. Означает ли это, что понуждение продюсера к съемкам фильма фактически приведет к нарушению свободы творчества указанных третьих лиц? Представляется, что при рассмотрении подобных споров судам необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела и существа неисполненных продюсером обязательств. Так, если творческий труд авторов произведения уже завершен и продюсеру остается только завершить производство (например, наложить компьютерную графику или звук, как в настоящем деле), то представляется, что продюсер может быть понужден к исполнению своих обязательств в натуре.