Обзор законодательства
3 июля, 15:28

Самые важные законодательные новеллы 2017 года

Каждый год с 1 января Российские власти традиционно корректируют правила игры, 2017-й исключением не стал. Изменения уже затронули всех участников рынка - от физических до юридических лиц. Подробнее о переменах в нормативной базе РФ рассказывает адвокат АБ "Ковалев, Рязанцев и партнеры" Виктор Глушаков.


Изменения в земельном законодательстве и законодательстве о сделках с недвижимым имуществом.

С 1 января 2017 года в гражданский оборот вводится новый объект недвижимого имущества — машино-место. Федеральным законом от 3 июля 2016 года №315-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" установлено, что с 1 января 2017 года к недвижимым вещам прямо будут отнесены жилые и нежилые помещения, а также машино-места, предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (п. 1 ст. 130 ГК РФ в редакции Федерального закона от 13 июля 2015 №216-ФЗ).  

Указанный закон является последовательным шагом, который призван устранить пробелы в действующем законодательстве, регулирующим правовой статус машино-мест.

Со вступлением в закона в силу, машино-место по своему правовому статусу будет приравниваться к объекту недвижимости (ранее некоторые суды поддерживали эту позицию, называя машино-место «помещением», но были и исключения из такого подхода).

Однако останется ещё одна существенная проблема - определение индивидуальных признаков машино-места, которые необходимы для участия объекта недвижимости в гражданском обороте.

В ряде ситуаций бывает очень сложно определить местонахождение (адрес) машино-места. Например, если оно располагается в там, где невозможно осуществить привязку к конкретному адресу в границах муниципального образования. Такие адресные привязки, как отнесение к стороне света, например, северо-восточнее к точке километража линейного объекта недвижимости, такого как ж\д путь, не позволяют точно определить местонахождение объекта.

Правоприменитель пытался разрешить указанный вопрос следующим образом: при государственной регистрации прав на машино-место согласно письму Минэкономразвития России от 9 июня 2011 года № Д23-2475 следует учитывать, что оно может являться самостоятельным объектом недвижимого имущества в качестве помещения в здании либо сооружении только в том случае, если оно удовлетворяет требованиям, предъявляемые к помещениям. То есть, необходимо, чтобы машино-место было изолировано и обособлено от других помещений в здании или сооружении.

Этот подход можно назвать не совсем верным, поскольку он отражает диспозицию ЖК РФ о характеристике жилого помещения. В то же время, Жилищным кодексом предусмотрена процедура перевода жилого помещения в нежилое, но при этом, исходя из целевого назначения такого объекта недвижимого имущества, как машино-место (хранение транспортного средства) критерий изолированности от иных помещений не является императивным.

Чтобы машино-место в полной мере стало объектом недвижимости и гражданского оборота, необходимо провести объемную работу по изменению других законодательных актов, в том числе, федеральных законов. А огромное количество сделок с такой недвижимостью, показывает, что рано или поздно внести эти изменения будет просто необходимо.

Таким образом, можно говорить о пробелах в законодательстве, определяющем статус машино-места как самостоятельного объекта недвижимого имущества, обладающего определёнными техническими характеристиками.

Изменения в законодательстве о несостоятельности (банкротстве). 

Вводятся новые механизмы защиты прав и законных интересов кредиторов в делах о банкротстве юридических лиц (федеральный закон от 28 декабря 2016 года № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно новым нормам, исключение организации из ЕГРЮЛ, если она не ведет хозяйственную деятельность и не представляет налоговую отчетность, повлечет за собой те же последствия, что и при отказе основного должника от исполнения обязательства. То есть кредитор сможет требовать исполнения обязательств юрлица от руководителя или собственника компании.

Теперь руководителям хозяйственных обществ будет сложнее дистанцироваться от ответственности за собственное бездействие, которое привело к негативным последствиям, в том числе, несостоятельности компании. Если она не смогла исполнить денежные обязательства из-за недобросовестных или неразумных действий руководства, по заявлению кредитора эти лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам общества-должника.

Также в законодательство будут внесены поправки, согласно которым в ЕГРЮЛ будут включать сведения о возбуждении в отношении юридического лица дела о банкротстве и о проводимых процедурах, применяемых в деле о банкротстве. Однако, этот механизм введен несвоевременно. Гораздо проще и быстрее проверить должника на сайте ЕФРСБ или в картотеке арбитражных дел.

Государственный надзор и контроль. 

С начала марта вступило в силу постановление Правительства РФ от 16 февраля 2017 года №197, согласно которому периодичность плановых проверок будет зависеть от установленной для них категории риска. Соответствующие поправки были внесены в Постановление Правительства от 17 августа 2016 года №806, где был утвержден перечень видов государственного контроля (надзора), при которых риск-ориентированный подход применяется до 1 января 2018 года. А соответствующие изменения в закон  №294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" от 26 декабря 2008 года были внесены федеральным законом от 13 июля 2015 года №246-ФЗ.

Новелла предусматривает, что органы государственного контроля (надзора) при организации отдельных видов проверок ИП и организаций должны применяться риск-ориентированный подход с 1 января 2018 года.

Напомним, что в соответствии с положениями закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», риск-ориентированный подход представляет собой метод организации и осуществления государственного контроля (надзора), при котором выбор интенсивности (формы, продолжительности, периодичности) проведения мероприятий по контролю, мероприятий по профилактике нарушения обязательных требований определяется отнесением деятельности юридического лица, индивидуального предпринимателя и (или) используемых ими при осуществлении такой деятельности производственных объектов к определенной категории риска либо определенному классу (категории) опасности.

Ранее такой риск-ориентированный подход применялся при осуществлении федерального государственного пожарного надзора, федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора, федерального государственного надзора в области связи, федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Теперь перечень отдельных видов государственного контроля (надзора), которые осуществляются с применением риск-ориентированного подхода, будет расширен с 4 до 38 позиций.

В перспективе это позволит отказаться от практики проведения «сплошной» проверки всех подконтрольных субъектов, что выгодно бизнесу.

Неформальный термин «сплошная проверка» отражает тенденцию о неприменении на практике риск-ориентированного подхода при выборе группы субъектов, чья хозяйственная деятельность проверялась на предмет соответствия действующему законодательству.

Дифференцированный подход, в зависимости от степени риска причинения вреда, обеспечит рациональное распределение и расходование ресурсов самих контрольно-надзорных органов. Виды государственного контроля (надзора), при которых применяется такой подход, утверждает Правительство РФ. Также правительству было дано право определить виды государственного контроля (надзора), которые будут проводиться с применением риск-ориентированного подхода ранее 1 января 2018 года.

Проведение плановых проверок юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в зависимости от присвоенной их деятельности категории риска, начиная с 1 марта 2017 года будет осуществляться со следующей периодичностью: категории высокого риска - один раз в 2 года, категории значительного риска - один раз в 3 года, категории среднего риска - не чаще чем один раз в 5 лет, категории умеренного риска - не чаще, чем один раз в 6 лет. Плановые проверки организаций и ИП, деятельность которых отнесена к категории низкого риска, больше не проводятся.

Локальные нормативные акты в сфере трудовой деятельности. 

Вступает в силу правило о факультативности ряда локальных нормативных актов в сфере труда для микропредприятий, если их положения будут закреплены в типовом трудовом договоре.

С 1 января 2017 года микропредприятия имеют право не принимать полностью или частично локальные нормативные акты, содержащие следующие нормы:

  •   правила внутреннего трудового распорядка;
  •   положение об оплате труда;
  •   положение о премировании;
  •   график сменности.

Однако работодатель должен включить эти условия в типовой трудовой договор, утвержденный Правительством РФ.

К микропредприятиям относятся юридические лица или индивидуальные предприниматели, которые соответствуют следующим критериям: годовой оборот не превышает 120 млн. руб., в компании работает не более 15 человек, включая директора или владельца бизнеса, доля иных частных, государственных или муниципальных компаний составляет не более 20% от уставного капитала. Если компания перестанет соответствовать статусу микропредприятия, то в четырехмесячный срок ей нужно будет оформить кадровые документы.

Налогообложение.

Устанавливается новый порядок уплаты государственной пошлины при рассмотрении судами надзорных жалоб.

С 4 мая 2017 года изменился размер госпошлины при обжаловании ряда судебных актов. В частности, по-новому стали считать пошлины при обжаловании в арбитражных судах судебных приказов определения об отказе в принятии искового заявления либо заявления о выдаче судебного приказа, а также определения по делу об оспаривании решений третейского суда.

Госпошлина будет составлять 50% размера пошлины, уплачиваемой при подаче иска неимущественного характера, которая до 4 мая 2017 года, согласно положениям п. 1 ст. 333.19 НК РФ составляла 300 руб. для граждан и 6000 руб. для организаций.

Кроме того, размер государственной пошлины при подаче надзорной жалобы будет равен госпошлине, уплачиваемой при подаче искового заявления неимущественного характера, то есть, 6000 руб.

Налогоплательщики по письменному согласию вправе раскрывать сведения, содержащие налоговую тайну. 

НК РФ в п. 1 ст. 102 раскрывает термин «налоговая тайна», к которой относит любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, плательщике страховых взносов.

При этом в пп. 1-13 п. 1 ст. 102 НК содержатся положения, которые являются исключением из вышеуказанного правила. Из налоговой тайны исключаются общедоступные сведения, в том числе и те, которые стали такими с согласия их обладателя – налогоплательщика (плательщика страховых взносов). Такое согласие налогоплательщик представляет по своему выбору в отношении всех сведений или их части, полученных налоговым органом, по форме, формату и в порядке, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

Положения данного подпункта отсылают к Приказу ФНС России от 15 ноября 2016 года № ММВ-7-17/615 (который вступил в законную силу с 1 апреля 2017 года), устанавливающему процедурный порядок самостоятельного, добровольного определения налогоплательщиками круга сведений о себе, и их объёме для предоставления другим лицам (публичного раскрытия).

Тем самым налогоплательщики смогут добровольно выводить данные сведения из-под защиты налоговой тайной. Такое согласие, которое подается в электронной форме по установленному образцу, позволит налогоплательщику указать конкретные данные, подлежащие раскрытию.

Предоставление возможности самостоятельно определять круг сведений, ранее составлявших налоговую тайну, для добровольного публичного раскрытия, рассматривается, как продолжение реализации намерений государства минимизировать размеры теневой экономики вследствие большей открытости сведений о субъектах предпринимательской деятельности.

Заинтересованность бизнес-сообщества в раскрытии указанных сведений на сегодняшний день сводится практически к нулю, поскольку такое раскрытие даст контрольным и надзорным органам лишний повод для злоупотребления своими полномочиями. Также это  открывает возможности к нарушению условий здоровой конкурентной среды на рынке путём совершения актов недружественных поглощений и иных способов воздействия, выходящих за рамки правового поля.