Мнение
4 сент., 16:54

«Взятка» для адвоката

Мошенничество является наиболее «популярным» уголовно-правовым составом среди преступлений в сфере экономических отношений. И это вполне объяснимо его универсальным характером, позволяющим правоохранительным органам квалифицировать преступления в сфере экономики во всем их разнообразии именно по ст. 159 УК РФ. Это «разнообразие» часто становится причиной конкуренции уголовно-правовых составов.

Одним из ярких примеров подобной конкуренции является вид мошенничества, когда адвокат берет у клиента деньги якобы для передачи их должностному лицу с целью переквалификации действий клиента на менее тяжкий состав преступления, либо изменения меры пресечения, либо вообще с целью прекращения уголовного преследования, а по факту – оставляет денежные средства себе.

В данном случае возможна конкуренция двух составов преступлений – мошенничества и посредничества при взятке.

С учетом позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 (ред. от 03.12.2013) "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях", действия адвоката в подобных ситуациях необходимо квалифицировать именно как мошенничество без совокупности с преступлением, предусмотренным частью 5 статьи 291.1 УК РФ («Обещание или предложение посредничества во взяточничестве»).

Санкции вышеуказанных статей Уголовного кодекса Российской Федерации примерно сопоставимы, тем не менее с учетом конкретных обстоятельств дела, а в частности – суммы передаваемых денежных средств, для самого адвоката в большинстве ситуаций наиболее приемлемой будет именно квалификация по статье 159 УК РФ.

Как показывает правоприменительная практика, следственные органы также склонны в подобных ситуациях квалифицировать действия адвоката как мошенничество даже в тех случаях, когда передача взятки действительно имела место. Прежде всего это связано с тем, что органу предварительного следствия гораздо «удобнее» привлечь к уголовной ответственности адвоката, а не расследовать более трудно доказываемое получение взятки должностным лицом. Как результат, по причине того, что квалификация по части 5 статьи 291.1 УК РФ является для следствия более время и трудо затратной, большая часть коррупционных преступлений остается нераскрытой.

Интересной в данном разрезе выглядит и та практика, когда клиент выплачивает адвокату достаточно большую денежную сумму именно в связи с оказанием последним юридических услуг, а следственные и судебные органы, несмотря на принцип свободы договора между клиентом и адвокатом и отсутствие каких-либо нормативных ограничений размера адвокатского вознаграждения, трактуют получение указанной суммы не как гонорар, а как денежные средства на «решение вопросов». В подобной ситуации избежать возможных проблем может только юридически грамотное и правильное документальное оформление получаемого гонорара, исключающее его двусмысленное толкование.

В свете последних событий по данной тематике также хотелось бы отметить внесение в июле 2017 года в Государственную думу ФС РФ законопроекта, предусматривающего введение двух новых составов преступлений:

- Статья 291.3. Обещание, предложение или просьба принять либо передать взятку;

- Статья 291.4. Злоупотребление влиянием.

Несомненно, радует желание законодателя выделить и конкретизировать отдельные коррупционные преступления, однако органы, осуществляющие предварительное следствие, вновь столкнутся с вышеуказанной дилеммой «удобства» применения более универсального состава.

Кроме того, в указанных статьях, введен ряд терминов, таких как – «злоупотребление влиянием», «просьба» принять либо передать взятку - смысловое содержание которых и критерии правоприменения не раскрыты в действующем уголовном законе, что приведет к неоднозначной трактовке указанных понятий как минимум до первых разъяснений со стороны Верховного суда РФ.

Представляется, что планируемые к введению новые уголовно-правовые составы не уникальны, а возможные проблемы, связанные с их практическим применением более чем очевидны. Как следствие, целесообразность и необходимость подобных законодательных инициатив, безусловно, вызывает сомнение.

Гришин Артем Сергеевич, советник, руководитель адвокатского бюро Alliance Legal CG