Рейтнг ПРАВО.ru 300
Поиск по каталогу
×
Мнение
Ксения Рубец, партнер юрфирмы «Инмар»
18 октября 2019, 17:58

Обеспечительные меры в семейных спорах – вынужденная необходимость

Обеспечительные меры в семейных спорах – вынужденная необходимость
Анализ судебной практики по делам, связанным с рассмотрением исковых требований по определению порядка общения с несовершеннолетним ребенком между сторонами – родителями ребенка и (или) иными родственниками – бабушками, дедушками, братьями, сестрами и тому подобное, а также по искам об установлении места проживания ребенка, показывает, что все чаще возникают ситуации злоупотребления родительскими правами со стороны одного из родителей. Он, желая негативно воздействовать на бывшего супруга, реализует свое право на общение и воспитание ребенка в ущерб как самому ребенку, так и второму родителю. Что делать в такой ситуации, объясняет партнер юрфирмы «Инмар».

Согласно ч. 2 ст. 54 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ), каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, кроме случаев, когда это противоречит его интересам. В соответствии с ч. 2 ст. 38 Конституции РФ и ч. 1 ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Проблемы на практике

После расторжения брака либо после фактического прекращения совместной жизни, если стороны не состояли в зарегистрированном браке, но при этом имеют совместного малолетнего ребенка, вопрос, с кем останется проживать ребенок, а также режим общения с ним, как правило, в судебном порядке сторонами не рассматривается.

Таким образом, это дает полную свободу одному из родителей забрать ребенка, собрав заранее комплект документов в виде свидетельства о рождении, где указан он в качестве матери или отца ребенка, вывезти его в другой субъект Российской Федерации. Согласия на указанную манипуляцию со стороны второго родителя не требуется.

Второй родитель, узнав об этом, обращается за помощью в правоохранительные органы: полицию, прокуратуру, а также в органы опеки и попечительства. Однако должностные лица соответствующих структур максимум могут позвонить по личному номеру телефона родителю и поинтересоваться, где на данный момент находится ребенок.

Пока судом не установлено иное, согласие, по мнению правоохранителей и органов опеки, на выезд ребенка с одним из родителей в пределах территории Российской Федерации от второго родителя презюмируется. Инспекторы опеки и попечительства вместе с сотрудниками полиции в данном случае могут посоветовать обратиться в суд за установлением места проживания и режима общения ребенка с каждым из родителей.

И пока будет подготовлен иск со всеми необходимыми доказательствами, пока он будет принят соответствующим судом к производству и рассмотрен по существу с учетом времени на вступление судебного акта в законную силу, может пройти существенный срок, в течение которого второй родитель, лишившись ребенка, ничего не сможет предпринять, кроме как самостоятельно отправляться в место его фактического пребывания и искать собственными силами, одновременно пытаясь добиться от первого родителя координат места нахождения его и ребенка.

Аналогичная ситуация произошла в рамках гражданского дела № 2-591/2019, находящегося в производстве Ленинского районного суда Грозного Чеченской Республики по иску отца ребенка к матери об определении места проживания ребенка с отцом, установлении размера алиментов. Отец вывез малолетнего ребенка из Приморского края на свою родину – в Грозный – без согласия матери ребенка, подал соответствующий иск в суд по месту своей регистрации. 

Согласно абз. 2 п. 3 ст. 65 СК РФ, при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей; при этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и др.).

Указанная норма обязывает суд исследовать условия жизни и проживания каждого из родителей, наличие у них постоянного дохода, дающего возможность заботиться о ребенке. В данном случае с учетом проживания матери-ответчика на территории другого субъекта РФ указанные мероприятия Ленинский районный суд Грозного может осуществить исключительно посредством судебного поручения в районный суд по месту нахождения ответчика с просьбой содействия в организации осмотра органом опеки и попечительства соответствующего района условий жизни матери-истца и направления результатов этого осмотра в рассматривающий дело суд.

На практике данные мероприятия могут занять от двух до пяти месяцев. И на всем протяжении рассмотрения подобного дела второй родитель будет лишен возможности видеть, а иногда и общаться со своим ребенком. Именно поэтому для недопущения подобного рода ситуаций необходимы особые обеспечительные меры, предполагающие возможность для обоих родителей общаться с ребенком и принимать участие в его воспитании на время рассмотрения дела судом по существу.

Практические сложности

На основании ч. 6.1 ст. 152 ГПК РФ при рассмотрении споров о детях по требованию родителей (одного из родителей) в предварительном судебном заседании суд с обязательным участием органа опеки и попечительства вправе определить место жительства детей и (или) порядок осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения. По данным вопросам выносится определение при наличии положительного заключения органа опеки и попечительства и с обязательным учетом мнения детей. При наличии обстоятельств, свидетельствующих, что изменение фактического места жительства детей на период до вступления в законную силу соответствующего судебного решения противоречит интересам детей, суд определяет местом жительства детей на период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места жительства фактическое место жительства детей.

При этом указанную норму сложно реализовать на практике: во-первых, фактическое отсутствие ответчика на предварительном судебном заседании по делу, если учитывать нахождение одного из родителей в другом субъекте РФ, при том что он может и не знать о наличии судебного дела с его участием, особенно на стадии предварительного опроса сторон.

Во-вторых, орган опеки и попечительства, как правило, не предоставляет суду отчет еще на этапе предварительного судебного заседания, особенно если учесть нахождение второй стороны по делу фактически в другом регионе страны.

Согласно ст. 140 ГПК РФ, мерами по обеспечению иска могут быть:

  • наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;
  • запрещение ответчику совершать определенные действия;
  • запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;
  • возложение на ответчика и других лиц обязанность совершить определенные действия, касающиеся предмета спора о нарушении авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в интернете;
  • приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);
  • приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.

В необходимых случаях судья или суд может принять иные меры по обеспечению иска, которые отвечают целям, указанным в ст. 139 настоящего Кодекса. Судьей или судом может быть допущено несколько мер по обеспечению иска.

Конкретный перечень того, что законодатель понимает под «иными мерами по обеспечению иска», в судебной практике отсутствует.

Предполагается, что это может быть в том числе мера по обязанию родителя, с которым на момент рассмотрения спора фактически находится ребенок, не чинить препятствий для второго родителя в общении с ребенком или обязание совершить определенные действия. Например, возвратить ребенка на момент рассмотрения спора второму родителю на ту территорию, где ребенок проживал до инициации судебных тяжб, если это более соответствует его психологическому и физическому здоровью.

При этом, исходя из анализа аналогичных дел (например, Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 22.05.2017 № 33а-10344/2017; Кассационное определение СК по гражданским делам Калининградского областного суда от 20.02.2008 № 33-550/2008; Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 07.12.2016 по делу № 33-9854/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 12.04.2018 по делу № 33-16079/2018 и т.д.) о подобного рода обеспечении, стороны перед судом не ходатайствовали.

При этом реализация подобного рода мер способствовала бы сохранению семейной связи обоих родителей с ребенком, недопущению ситуации, при которой ребенок, фактически находясь с одним из родителей, будет лишен общения со вторым родителем, будет проживать на момент рассмотрения дела в постоянно меняющихся жилых помещениях и условиях, если родитель, с которым находится ребенок, постоянно их меняет.

Также право на общение с ребенком, в соответствии со ст. 67 СК РФ, в данном случае может быть реализовано дедушками, бабушками, братьями, сестрами и другими родственниками.

Даже при реализации мер по определению места проживания ребенка до рассмотрения дела по существу существует проблема фактической реализации подобного обеспечения интересов родителей и ребенка. Предполагается, что реализацию принятых судом мер по данному основанию должны осуществлять органы опеки и попечительства – изымать в случае несогласия с судебными мерами ребенка у родителя и передавать второму родителю.

Согласно Обзору практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденному Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011, материалы обобщения судебной практики свидетельствуют о том, что представители органа опеки и попечительства, надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, нередко не являются в судебное заседание (нарушение ч. 1 ст. 167 ГПК РФ). О причинах неявки суд не извещают, ходатайств о рассмотрении дела в их отсутствие либо об отложении слушания по делу не представляют, что приводит к неоднократному отложению слушания по делу и нарушению сроков рассмотрения гражданских дел, к несвоевременному восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних детей и других лиц, участвующих в деле.

Зачастую органы опеки и попечительства просят рассмотреть дело без их участия, несмотря на то, что одной из обязанностей, возложенных на эти органы федеральными законами, является защита прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних детей не только в случаях отсутствия родительского попечения (ст. 121 СК РФ), но и в случаях проживания детей в семьях родителей или усыновителей (ст. 56 СК РФ). Суды, как правило, удовлетворяют такие ходатайства, однако в дальнейшем это нередко приводит к необходимости отложения слушания по делу, поскольку в ходе судебного разбирательства возникают вопросы, разрешить которые без непосредственного участия в судебном заседании представителя органа опеки и попечительства не представляется возможным.

Неэффективность существующих норм

Обобщение судебной практики также показало, что органами опеки и попечительства нередко нарушаются сроки исполнения судебных поручений о проведении обследования условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и представления суду акта обследования и основанного на нем заключения по существу спора, однако суды зачастую оставляют эти факты без должного реагирования.

Встречаются случаи, когда заключение составляется органом опеки и попечительства формально (оно не содержит данных, характеризующих отношения в семье между родителями, между ними и ребенком, личностные качества родителей, данных о привязанности ребенка к каждому из родителей, о результатах общения с несовершеннолетним, в нем отсутствует мнение органа опеки и попечительства о целесообразности либо нецелесообразности опроса ребенка в судебном заседании, а также мнение о том, может ли опрос в суде причинить ребенку психологическую травму и т. п.), а иногда и вовсе сведения, изложенные в заключении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Между тем таким заключениям суды не всегда дают должную оценку. Имели место также случаи, когда в заключениях органов опеки и попечительства вывод по существу спора не делался, а оставлялся на усмотрение суда. 

Таким образом, на наш взгляд, в вопросе определения места проживания ребенка и режима его общения как с родителями, так и с иными членами семьи в действующих нормах закона с учетом судебной практики существует проблемный вопрос в виде неэффективности анализируемых норм, сложности их реализации со стороны компетентных органов, что вызывает невозможность родителю контактировать со своим ребенком, принимать участие в его воспитании и становлении, что по смыслу конституционных гарантий недопустимо.

В этой связи, на наш взгляд, высшему судебному органу РФ надлежит предоставить актуальные и подробные разъяснения касаемо вышеобозначенных вопросов с отдельным анализом функций органов опеки и попечительства в этой связи и ответственности за нереализацию (ненадлежащую реализацию) этих функций.

В противном случае на практике все чаще будут возникать ситуации, при которых на время рассмотрения судебного спора об определении места жительства ребенка и режима общения с ним при несоблюдении органом опеки и попечительства своих должностных функций родитель ребенка, с которым ребенок не находится, будет фактически лишен возможности воспитания и общения с ним, в то время как ребенок будет не получать от мамы или папы тепла и заботы, что является нарушением как родительских прав, так и прав ребенка.